Эосфор
just simple
а знаешь что? я напишу что-нибудь. три часа ночи - самое подходящее для творческих порывов время, когда можно все что угодно оправдать тем, что был не вполне в себе. hello world... dear diary... ну и все такое прочее.
театр депрессивных настроений и абсурда "навуходоносор." день шесть сот тридцать восьмой. капитан, я вижу цель, она ускользает.

And I resignate
I have seen my fate
I am sinking
Oh, captain I am sinking

день DCLXXXVII
капитан, они прекрасны, божественны, как чувственное познание, как ритуал, как Я. но их много, я прерываюсь.

день 32.7 капитан, мы с боцманом весь день думали, как поступить с той сетью, что вы нам оставили. мы запутались. не оставляйте нас больше наедине с сетью, она жестока, беспощадна, безжалостна, безупречна. мы влюбились в нее за это, безнадежно, она никогда не ответит нам взаимностью. и теперь мы ревнуем друг к другу. ах, капитан, возвращайтесь скорее, нам вас не хватало.

боцман говорит, что нельзя вести записи в сети в обратном порядке. по-моему можно. больше он со мной не разговаривает. капитан, боцман странный. иногда по четвергам я его боюсь.

все, что написано на стене - эссенция правды. факт, названный безликой массой, которой уже незачем врать, потому что масса сама и решает, что является правдой, а что нет.

с кем мне говорить так, чтобы всерьёз и надолго?

боцман гонялся за мной с криками и топором, а потом запутался ногой в сети и выпал за борт. теперь я остался один. и без топора. капитан, возвращайтесь скорей, я не знаю, сколько я еще выдержу жизнь без топора.

тому, кто ни в чем не виноват, нет печенья. а вообще да, я малолетний долб**б, страдающий дефицитом внимания. а что делать?